Судьба эмигрантки: разбогатеть и вернуться на родину

… Идет 1968-й год, коммунистическая Польша приходит в себя после “закручивания гаек” и политического кризиса. а блондинка Бася, 30-и с небольшим лет от роду, покупает билет на самолет в далекую Америку и перед отъездом говорит подружкам: “Если и вернусь в Польшу, то только на роллс-ройсе”. Сама же едет в Штаты без гроша за душой.

 

Сразу после приземления в аэропорту она без раздумий направляется в “Польский иммиграционный комитет” в Нью-Йорке. Заходит в кабинет директора, просто в лоб спрашивает: “У меня есть какие-нибудь шансы в Америке?”.

 

Директор “Комитета” Иероним Вышиньский, человек с контактами, любезен. “С такой улыбкой как у пани, пани достигнет всего”. Но любезностями сыт на будешь: на какие деньги пить-есть, где переночевать?

 

Хотя мог бы заметить: “Чем ты думала?”,  “Почему приехала без денег?”, “А ты знаешь, что надо ехать подготовленной, с финансовой подушкой на полгода?”, “Что тебе в родной Польше не сидится, здесь и без тебя полно таких несчастных искателей фортуны”… Но директор Вышиньский дал ей 200 долларов (“отдашь, когда сможешь”).

 

И тут внимательно следите за руками. Точнее, за умением грамотно распорядиться тем, что дала судьба. У Баси это была миловидная внешность, интеллект и те самые 200 долларов – кроме того, она прилетела ни в какой-нибудь степной Канзас, а в сам Нью-Йорк.

 

Молодая женщина вскоре попадает на встречу иммигрантов, знакомится с одной горничной, которая и говорит, мол, его хозяину нужна помощница на кухне. Кухарка из Баси, у которой в кармане лежит диплом историка искусств Вроцлавского университета, выходит никакая.

 

Хозяин – 74-летний Джон Стюард Джонсон, владелец косметического и фармацевтического концерна Johnson&Johnson – однако не увольняет польку, а назначает ее одной из горничных.

 

Он с женой живет на широкую ногу, постоянно принимает гостей, поэтому еще одна помощница по дому лишней не будет.

 

Неожиданно стареющий миллионер, ранее равнодушный к искусству, горячо им заинтересовался. “При том, что до этого отец мог заметить разве что рисунок коровы на заборе”, – вспоминал позже сын американского миллиардера.

 

Барбара становится консультантом мистера Джонсона по искусству и начинает формировать его коллекцию. Два года спустя, в 1970-ом году, они вместе отправляются в поездку с целью, конечно же, благородной – пополнять коллекцию произведений искусства. Неожиданно м-р Джон Стюарт Джонсон предлагает консультантке руку, сердце, официальное замужество. Она соглашается. Через несколько месяцев пара оформляет отношения.

 

Невесте – 34, жениху – 76. “За мужчину, который дал мне все и даст мне все, если будет нужно!” – провозглашает тост молодая.

 

Сразу после свадьбы муж действительно дает ей все карты в руки, чтобы миссис Джонсон-Пясецка построила какой-нибудь уютный домик, гнездышко для новобрачных. Так начинается строительство “Ясной поляны”, самой дорогостоящей частной виллы США тех лет. Миссис Барбара купила и привезла сюда картины польских художников Яна Матейки, Александра Геримского, Ольги Бознаньской. Рядом с ними соседствовала “Святая Пракседа” Вермеера.

 

“Ясная поляна” стала образцом польской классической архитектуры и частным музеем уникальных картин. Это было больше, чем каприз бедной девочки, внезапно добравшейся до больших денег. Пани Джонсон хотела поменять сложившийся в США стереотип поляка – эмигранта-пьяницы-сантехника.

 

Не всегда ей это удается. Дети миллионера науськивают прессу. Американские СМИ не щадят “госпожу горничную” из-за железного занавеса. Впрочем, славянская кухарка с дипломом историка искусств тоже хороша – любит провоцировать.

 

Но больше всего она обожает “делать интерес” и “использовать шанс”. Картины, купленные за миллионы, продает за десятки миллионов или сдает их в аренду музеям. Ее и мужа “уютное гнездышко” становится эксклюзивным гольф-клубом, которым за огромные деньги могут пользуются сильные и богатые сего мира. Охрана резиденции не хуже чем у президента в Белом доме. Все, что происходит в “Ясной поляне”, остается в “Ясной поляне”.

 

После 13 лет совместной жизни со своей пани Басей в возрасте 89 лет умирает мистер Джонсон. Перед смертью он 22 раза переписывал свое завещание. Первоначально Барбаре предназначается только 10 млн долларов, а остальное – детям. Но согласно окончательному варианту Барбара Пясецка должна унаследовать все состояние мужа, полмиллиарда долларов, в том числе акции концерна Johnson&Johnson.

Дети и многочисленные американские родственники миллионера в шоке.

 

Как? Все состояние польской выскочке? Хотя каждому из своих детей миллионер оставил личный счет на общую сумму бОльшую, чем та, которую получила бы Барбара. Но этого мало.

 

Начинается одна из крупнейших юридических битв за наследство во всей истории США. На свет вытаскивают такую грязь о личной жизни той и другой стороны, о которой Америка еще никогда не читала и слышала.

 

Впрочем, через два года борьбы неожиданно прекращается. Дети соглашаются на 6 млн долларов каждый, Барбаре отходит 350 млн долларов, юристы берут за свои услуги 24 миллиона. Последние особенно довольны.

 

48-летняя вдова продолжает заниматься искусством и благотворительностью. Поддерживает молодые польские таланты. Артистов, врачей, различные гуманитарные миссии. Помогает студентам. Благодаря связям и стипендиям открывает для них профессиональные и карьерные возможности – в том числе и в США. Помогала и усатому электрику с гданьской судоверфи Леху Валенсе. Но потом как-то приостановила раздачу денег, за что Валенса на нее обиделся. Что ж, миссис Джонсон-Пясецка просто стала реже бывать в Польше. Тем более на родине пани Барбару стали воспринимать как классическую “тетку с Америки”, которая приедет и всем раздаст подарки с деньгами.

 

… На родину пани Бася все-таки вернулась. Приехала только в 2013 году, за год до смерти. Ей было 76 лет. Бездетная. Жила в небольшом домике в небольшом городке Субботка в Нижней Силезии. Соседи говорили, что выходит на прогулки сама, маленькая и сухонькая старушка. В своем последнем интервью она задумчиво сказала: “Все-таки надо было лучше думать, кому я раздаю деньги”. 

 

Умерла 1 апреля 2015 года, похоронена на кладбище св. Лаврентия во Вроцлаве. До сих пор неизвестно, кому перешло наследство “госпожи горничной”. Родственники и юристы молчат. 

Подписывайтесь на нашу группу Психолог Polsza.info, где вы найдете полезную информацию по психологии для себя и своих близких.  

#polszaInfoPsycholog 

По публикациям журнала www.wprost.pl ссылка

Фото: www.wp.pl